Ликвидаторы Ус 605

Союз офицеров-ветеранов ВСЧ АЭП

Полковник в отставке Колдин Валерий Сергеевич, активный участник работ по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, ветеран атомной энергетики и промышленности. Кавалер орденов: «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» III степени и ордена «Мужества»

Предварительно, выход на 51 отметку, совершила группа из 4 человек, возглавляемая главным инженером УС-605 Л.Л.Бочаровым. Это была разведка «боем» путь в неизведанное. На основе этой разведки с выходом на 51 отметку были приняты оригинальные решения по подготовке опоры под балку «Мамонт». Путь на 51-ую отметку, пройденный командой Л.Л. Бочарова был принят за основу. Его потом электрики осветили, о чем доложил Москвину К.Н.

Укрытие для реактора

По некоторым из них уже сейчас необходимо принимать срочные меры по локализации или перезахоронению из них радиоактивных отходов. По указанию министра Славского в Чернобыль приезжали представители ОНИС (Опытной научно-исследовательской станции) из Челябинска-40, которые выдавали рекомендации по использованию загрязненных территорий и слабоактивных отходов, так как имели громадный опыт работы на загрязненных территориях вокруг комбината «Маяк» после известных аварий.

Следующим этапом строительных работ было закрытие крупного разлома стены 4-го блока многоярусной каскадной стеной. Задача этой стены — отсечь завал от остальной территории разрушенного блока Первый ярус выполнялся из забетонированной опалубки, размещенной на железнодорожных платформах, колесных парах. Первый ярус — высотой 5 метров, остальные четыре — по 12 метров до отметки 53.

Вспоминая 1987 год

Были для меня лично и необычные задания: собрать в единую картотеку все имевшиеся данные в ОРБ УС-605 по полученным ликвидаторами УС-605 дозам. Из-за загруженности рабочего времени эту картотеку я собирала во внерабочее время. Была два дня в командировке в Киеве по заданию отдела, чтобы найти моющее средство «Хромпик» для ОРБ. Все учреждения, кому были направлены письма о таком одолжении, вежливо отказали.

Например, количество огромных крыс в нашем дворе при подходе к туалету (жила я по улице Кирова, дом № 6 в Чернобыле). Еще ежедневный хоровод крысят по контуру окна веранды снаружи. О чем говорили крысы? Что жить здесь, в Чернобыле, тогда (1987 год) было можно, но осторожно.

Способы ликвидации и последствия аварии на Чернобыльской АЭС

Уже через час радиационная обстановка в городе была ясна. Никаких мер на случай аварийной ситуации там предусмотрено не было: люди не знали, что делать. По всем инструкциям и приказам, которые существуют уже 25 лет, решение о выводе населения из опасной зоны должны были принимать местные руководители. К моменту приезда Правительственной комиссии можно было вывести из зоны всех людей даже пешком. Но никто не взял на себя ответственность (шведы сначала вывезли людей из зоны своей станции, а только потом начали выяснять, что выброс произошел не у них).

«По данным наблюдений, 29 апреля 1986 года высокий радиационный фон был зарегистрирован в Польше, Германии, Австрии, Румынии, 30 апреля в Швейцарии и Северной Италии, 1-2 мая — во Франции, Бельгии, Нидерландах, Великобритании, северной Греции, 3 мая — в Израиле, Кувейте, Турции… Заброшенные на большую высоту газообразные и летучие вещества распространялись глобально: 2 мая они зарегистрированы в Японии, 4 мая — в Китае, 5-го — в Индии, 5 и 6 мая — в США и Канаде. Меньше недели понадобилось, чтобы Чернобыль стал проблемой всего мира…»

Способы ликвидации и последствия аварии на Чернобыльской АЭС

На работах в опасных зонах (в том числе в 800 метрах от реактора) находились солдаты без индивидуальных средств защиты, в частности, при разгрузке свинца. Потом выяснилось, что такой одежды у них нет. В подобном положении оказались и вертолетчики. И офицерский состав, в том числе и маршалы, и генералы напрасно бравировали, появляясь вблизи реактора в обычной форме. В данном случае необходима была разумность, а не ложное понятие смелости. Водители при эвакуации Припяти и при работах по обвалованию реки также работали без индивидуальных средств защиты. Не может служить оправданием, что доза облучения составляла годовую норму — в основном это были молодые люди, а следовательно, это скажется на потомстве. Точно также принятие для армейских подразделений боевых норм — это крайняя мера в случае военных действий и при проходе через зону поражения от ядерного оружия. Такой приказ был вызван как раз отсутствием в данный момент средств индивидуальной защиты, которые на первом этапе аварии были только у спецподразделений. Вся система гражданской обороны оказалась полностью парализованной. Не оказалось даже работающих дозиметров. Остается только восхищаться работой и мужеством пожарного подразделения. Они предотвратили развитие аварии на первом этапе. Но даже подразделения, находящиеся в Припяти, не имели соответствующего обмундирования для работы в зоне повышенной радиации. Как всегда достижение цели обошлось ценой многих и многих жизней.

Рекомендуем прочесть:  Какие документы нужны чтобы прописать ребенка

8 из 140 тонн ядерного топлива, содержащих плутоний и другие чрезвычайно радиоактивные материалы (продукты деления), а также осколки графитового замедлителя, тоже радиоактивные, были выброшены взрывом в атмосферу. Кроме того, пары радиоактивных изотопов йода и цезия были выброшены не только во время взрыва, но и распространялись во время пожара. В результате аварии была полностью разрушена активная зона реактора, повреждено реакторное отделение, деаэраторная этажерка, машинный зал и ряд других сооружений. Были уничтожены барьеры и системы безопасности, защищающие окружающую среду от радионуклидов, содержащихся в облученном топливе, и произошел выброс активности из реактора. Этот выброс на уровне миллионов кюри в сутки, продолжался в течение 10 дней с 26.04.86. по 06.05.86, после чего упал в тысячи раз и в дальнейшем постепенно уменьшался. По характеру протекания процессов разрушения 4-го блока и по масштабам последствий указанная авария имела категорию запроектной и относилась к 7-ому уровню (тяжелые аварии) по международной шкале ядерных событий INES.

Чернобыль — 25 лет

На втором этапе необходимо было возвести стены вокруг аварийного реактора. Руководством УС-605, вместе с Правительственной комиссией, принимается решение о создании 5 районов, в обязанности которых входило обеспечение изоляции энергоблока от других объектов станции.

Он гласил, что с 10 февраля 1987 года снабжение вновь сформированных подразделений военно-строительных частей Министерства среднего машиностроения и их личного состава вещевым имуществом, столово-кухонной посудой и продовольствием по нормам, установленным приказом МО СССР для военнослужащих, работающих в условиях воздействия на организм ионизирующего излучения.

Артур Шигапов Чернобыль, Припять, далее нигде… Введение

Новоприбывшим выдавали спецодежду – белые «хэбэ», брюки, рубашки, шапочки. От этого весь поселок стал походить на больничный городок. Начальство, а также «блатные» (снабженцы, бухгалтерия, завсклады товароведы) щеголяли в новых «афганках». Провезенную мимо КПП водку прятали в ближайших кустах, откуда ее с большим удовольствием конфисковывали патрули.

Еще только воздвигались стены «Объекта Укрытие», а перед ликвидаторами уже встали новые задачи по завершению дезактивации и пуску оставшихся энергоблоков. Государство уже потратило миллиарды рублей на аварийные работы и требовало компенсировать их дешевой энергией. К тому же из за остановки ЧАЭС на Украине образовалась огромная «электрическая дыра» в миллионы киловатт. Героическими усилиями до октября 1986 г. очистили от высокого фона 1 й и 2 й блоки, как наименее пострадавшие. Их запустили в работу соответственно в октябре и ноябре. С 3 м все было не столь гладко. Близость смердящего соседа, разбросанные куски твэлов и топлива на крышах многократно затруднили очистку. К тому же теперь некуда было сбрасывать самый опасный груз – саркофаг уже захлопнул свою крышку.

Козлова Е

Подача материалов на кровлю производилась краном КС-8165 через деаэраторную этажерку, для чего на стреле крана была смонтирована телекамера, а в кабине крана монитор для крановщика. Монтаж и изготовление кровли велся по определенной схеме под контролем наших технологов: Е.М. Гольдберг, Е.Н. Осина, Н.В. Ляшевича и специалистов из МСУ-89 треста «СХМ» (руководитель Э.В. Жунда). За период с мая по октябрь 1987 года были выполнены работы по замене 36,5 тыс.кв. м кровель, при этом израсходовано свыше 800 т композиции ПСН-2К.

– Нет, со стороны 4-го блока из одного из сохранившихся помещений. Этими работами руководил главный инженер УС-605 В.А. Охрименко. Плюс к этому — дезактивация кровли над всеми блоками. Кстати, у меня и жена Валерия Алексеевна работала в группе дозиметристов по выпуску людей в эти помещения. Но мы это дело восприняли нормально, хотя продолжали отправлять и технику, и людей. На 1 января 1987 года у нас военных строителей из числа «партизан», которые проходили по линии нашего министерства, уменьшилось на 50 процентов. Одновременно уезжали и вольнонаемные. Точно цифры я не могу назвать, но в памяти у меня, что у нас осталось из вольнонаемных тоже не более 50%. Это были механизаторы и транспортники, которые занимались машинами, готовили их к отправке. Поэтому людей было мало.

Рекомендуем прочесть:  Как пишется доверенность на получение посылки

Ликвидаторы Ус 605

Политбюро и ЦК КПСС и Совет Министров СССР на совместном заседании 20 мая 1986 года приняли решение поручить Минсредмашу работы по захоронению 4-го (взорвавшегося) блока ЧАЭС. Для этого было создано УС-605 (Управление строительства № 605), начальником которого был назначен генерал-майор Е.В. Рыгалов.

В ночь 26 апреля на четырех блоках АЭС работало 170 человек – дежурный персонал и ремонтные службы. На двух строящихся блоках – пятом и шестом – находилось 268 строителей и монтажников. Несколько десятков человек рыбачили на берегах пруда-охладителя. Все они стали очевидцами того, как в 1 час 24 минуты раздались два взрыва, один за другим. Над четвертым блоком столб горящих материалов и газов взлетел на высоту более одного километра. Над реактором возникло оранжевое свечение…

Кто такие ликвидаторы

26 апреля 2016года исполнится 30 лет со дня крупнейшей в истории атомной энергетики техногенной катастрофы на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС. С этого дня начался новый отсчет времени в нашей стране, время до аварии на Чернобыльской АЭС и время после аварии. Всю страну, весь Советский Союз, затронула эта глобальная катастрофа, и все старались помочь справиться с этой бедой.

Оперативность в организации работ в Чернобыле Минсредмашем, как и все последующие действия, поражают воображение любого человека, и еще долго будут удивлять. Как можно было в условиях высокой радиационной обстановки, менее чем за полгода совершить невероятное, закрыть 4-й энергоблок Чернобыльской АЭС. И закрыть так, что уже 30 ноября 1986 года строители, монтажники, да и все участники этой грандиозной по своей значимости работы оставляли свои автографы на стенах сооруженного «УКРЫТИЯ», надежно закрывшего опасный реактор.

Ликвидаторы Ус 605

По тогдашнему обычаю, на вопросы детей отвечали уклончиво, так что я себе «накрутила» в голове чуть ли не ядерную войну и возвращение в обугленный дом… Впрочем, не вина взрослых – они сами не знали, и мало, кто знал, насколько ужасной была эта беда – авария на 4-м блоке Чернобыльской АЭС. И – что герои-пожарные предотвратили самое худшее, что могло произойти – взрыв соседнего энергоблока и всей станции… Храбрецы, тушившие крышу машинного зала, не прожили и месяца после катастрофы (подвал МСЧ-126, где лежат форма и сапоги героев – до сих пор самое опасное место в Припяти, они «фонят»).

Вообще, если опять-таки под микроскопом искать плюсы, то экстремальная ситуация будила человеческую мысль – многое из того, что делалось там в эти дни, делалось впервые вообще. Причём не только в технике, электронике, науке, но и в журналистике. Например, в роли операторов тогда выступали подъёмные краны, на которые навешивали телевизионные камеры и т.д. Приезжали молодые лейтенанты, выпускники московского химико-технологического института им. Менделеева – работали дозиметристами и попутно что-то изучали.

Чернобыльский опыт – будущим поколениям строителей

В актовом зале университета студенты и преподаватели смогли услышать выступления непосредственных участников ликвидации аварии на ЧАЭС, среди которых – выпускники нашего вуза. На мероприятии присутствовали участники ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в составе Сибирского полка химической защиты Петр Иванович Торгашев и Борис Владимирович Старостин, участники ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС: заместитель председателя Сибирского регионального Союза «Чернобыль», в 1986 году прораб УС-605 Валерий Анатольевич Гришкин; в 1986 году бригадир монтажного района УС-605 Александр Николаевич Ставинов; выпускник Сибстрина 1959 года, в 1986 году – заместитель начальника технического отдела УС-605 Борис Иванович Корепанов; выпускник Сибстрина 1968 года, в 1986 году – заместитель начальника УС-605 Сергей Алексеевич Корчагин; выпускник Сибстрина 1974 года, в настоящее время – профессор кафедры Строительных материалов, стандартизации и сертификации НГАСУ (Сибстрин), в 1986 году – начальник отдела испытаний строительных материалов и конструкций УС-605 Иван Михайлович Себелев; выпускник Сибстрина 1979 года, в 1986 году – старший прораб УС-605 Михаил Олегович Шилибольский.

– Были задействованы грандиозные финансовые, человеческие, материально-технические ресурсы. Люди собрались со всего Советского Союза, и это была дружнейшая команда, которая своей сплоченностью, грамотностью и четким пониманием друг друга в кратчайшие сроки достигла поставленного результата, – подчеркивает выпускник нашего вуза, в 1986 году – заместитель начальника УС-605 Сергей Алексеевич Корчагин.